Записки Внутреннего Эмигранта (urobor) wrote,
Записки Внутреннего Эмигранта
urobor

Categories:

Женщины Булгакова

Мастер

Как-то в связи с минувшей Вальпургиевой ночью и приближащимся днем рождения Мастера, все чаще стали поминать Михаила Афанасьевича Булгакова и его бессмертные произведения.
А мне почему-то захотелось приглядеться к истории его женщин - трех его жен:
1. Татьяны Лаппы
2. Любови Евгеньевны Белозёрской
3. Елены Сергеевны Булгаковой (Шиловской)

Булгаков любил женщин огромной жизненной силы. Первая его жена - Татьяна - прожила почти 90 лет. Вторая - Любовь - более 91. Третья - Елена - сменила двух мужей, но она все не находила себе места в роскошной квартире супруги крупного советского военноначальника. Ей нужен был выход неизрасходованных душевных и творческих сил - ей нужен был свой Мастер!

Все три были практически его ровесницами: Татьяна была младше его на год, Любовь - на четыре года, Елена - на два.
Все три были его музами, а порой - и ангелами-хранителями в сложные периоды жизни.
Татьяна не дала ему умереть от пристрастия к морфию, помогла ему пережить годы Первой мировой, а зачем ужасы Гражданской войны, скитания по опустошенной России. Она выходила его, больного тифом, и пережила с ним первые голодные годы послереволюционной разрухи.
Любовь, имея широкие знакомства в театральной и литературной среде, немало поспособствовала его продвижению, как писателя и драматурга, его писательской карьере.
Елена, пережила с ним сталинские гонения и последние, самые тяжелые годы его жизни - годы болезней, депрессий и постепенного ухода. Она была его машинисткой, литредактором, администратором, архивариусом и в итоге - биографом. Именно ей он, надиктовывал свои произведения тех лет и главный роман своей жизни. Именно она, после смерти Михаила хранила и издавала невышедшие при его жизни произведения...

Каждая из них ради Михаила бросила что-то в своей жизни - противящихся свадьбе родителей, прежнего супруга, богатую и устроенную жизнь. Каждая из них жертвовала чем-то в своей жизни ради жизни с Мастером и его творчества.
А порывистый и нерациональный Михаил бросал в конце концов каждую из них, чтобы уйти в объятия следующей, более актуальной на данном жизненном этапе женщины - будь то очередная жена или болезнь и смерть...

Не знаю, почему мне захотелось взглянуть на жизнь Михаила Афанасьевича именно под этим углом. Но почему-то мне видится здесь история про увлекающегося и немного инфантильного творца - бросающего в костер (нет, пожалуй, даже в ядерный реактор) своего творчества и свою жизнь, и жизни тех, кто его любил. История про творческий эгоизм, который постоянно требует новых жертв, подпитки энергией и любовью близких людей, которым он никогда не сможет отплатить тем же...

Никому из своих женщин Булгаков не подарил детей (если не считать нескольких абортов), вся его творческая энергия ушла только в слова любви, красивые письма с любовными признаниями и художественные строки его произведений...

Но с другой стороны, остановись Мастер в своем безудержном беге, пожертвуй своим творчеством, чтобы осчастливить до конца хотя бы одну из своих любимых женщин, боюсь, тогда бы мы не узнали Булгакова таким, каким мы знаем его сейчас. А может быть и не узнали бы его совсем...

P.S. Ну и еще, разбираясь в истоках его трагедии, образов Мастера и Иешуа, пожалуй, стоило бы проследить постепенную и болезненную трансформацию выходца из рода потомственных священников и богословов дореволюционной России, белогвардейского полевого врача и беглеца от новой власти - в советского писателя и фельетониста авангардных 1920-х, а потом и сталинских 1930-х годов. Но это уже, наверное, будет совсем другая история...
Tags: culture, philo, писательское, психо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments