?

Log in

No account? Create an account
uroboros

Записки Внутреннего Эмигранта

Previous Entry Share Flag Next Entry
В августе 1991-го
uroboros
urobor
Дни августовского путча 1991 года запомнились мне двумя яркими образами.

И первый из них - это не Ельцин на танке, не БТР на улицах Москвы. Первый из них - это Ростропович с автоматом. Тележурналисты поймали его где-то в коридорах Белого Дома, сидящего у входа в кабинет Ельцина. Его напарник по этому импровизированному караулу, какой-то совершенно простой дядка из народа, кажется, ветеран-афганец лег вздремнуть, а свой АК-74У оставил "построжить" всемирноизвестному виолончелисту. И вот он, сидя в полутемном ночном коридоре, с неловко лежащим на коленях автоматом, скромно и тихо отвечал на каверзные вопросы журналистов, мол, что Вам больше нравится держать в руках - виолончель или автомат?!

Тогда, в дни моей школьной юности я еще не понимал толком, кто такой Ростропович, чем он интересен и велик. Но уже тогда я понял, что если этот интеллигентный дядечка, робкий и совершенно не умеющий держать в руках оружие, сидит под кабинетом Ельцина, отложив свою виолончель и взяв в руки автомат, то значит что-то неуловимо, но бесповоротно изменилось в Советской стране. Не на улице - где-то в головах людей. И даже бесконечные колоны танков и БТРов на московских улицах не могли затмить это судьбоносное изменение...

Другой образ была менее приятный, но тоже поведавший мне много нового о жизни и людях. Помню днем 21 августа мы с моим тогдашним школьным другом сидели у него дома и смотрели по телевизору кадры неудачного танкового штурма тоннеля на подступах к Белому Дому. Неуклюжие БМП елозили по мостовой на фоне горяших троллейбусов, кто-то бросил коктейль Молотова в одну из машин. Это именно тогда в тоннеле погибли трое протестующих.

Но больше всего меня поразило то, что мой друг, как оказалось, был полностью на стороне ГКЧП. Он очень жалел солдатиков, сидящих в бронемашинах, очень нервничал и кричал, что минигующих надо давить танками! Меня это настолько удивило, что я даже не стал ему возражать, я просто не думал, что кто-то из моих знакомых может иметь такую точку зрения. Мои родители в те годы были полностью на стороне Перестройки, и мне казалось, что все вокруг более-менее поддерживают изменнения в стране.

Попытавшись осторожно уточнить точку зрения моего друга, я быстро понял корни такой позиции. Его отец работал на крупном военном заводе, а бабушка работала буфетчицей в Совете министров УССР. Сейчас, наверное, уже не все этой поймут, но в те годы доступ к буфету республиканского Совмина означало очень "жирный кусок". Его семья могла поучать не только те заурядные печеньки и "Докторскую" колбасу, которые продавались в обычных гастрономах, но и гораздо более деликатесные продукты, предназначенные для советских функционеров, но являющиеся жестким дефицитом для простого населения. Обычно это означало не только более качественное питание для семьи и нестандартные подарки для детей, но и болеевыский уровень жизни вообше, так как на дефицитные продтовары можно было выменять у знакомых что-то не менее дефицитное - хорошую одежду, путевки на отдых, труднодоступные товары для дома. Мой друг назвал это привелигированное положение свой семьи простыми словами - "у нас все было"! А это "все было" тогда было далеко не у каждой советской семьи даже в такой крупном городе как Киев.

И вот, эта история принесла мне тогда два неожиданных открытия. Во-первых, то, что даже самые близкие и, казалось бы, знакомые люди могут иметь совершенно другие взгляды на те вопросы, о которых мы с ними никогда не говорили до этого. А во-вторых, то, как мало порой человеку надо для того, чтобы быть лояльным любому правящему режиму - каким бы жестоким и нелогичным это режим ни был бы! Всего лишь стабильный доход и доступ к дефицитным шоколадкам и колбасам из совминовского буфета, которых нет у окружающих - и этого уже может оказаться достаточно, чтобы человек в сердцах кричал: "Давите танками этих бунтарей!!!" Потому что любые перемены грозят разрушить эту его маленькую привилегию и привычный теплый мирок...
Tags: , ,


  • 1
"самые близкие и, казалось бы, знакомые люди могут иметь совершенно другие взгляды"
Меня это тоже в своё время поразило!..

Ну тогда для меня-старшеклассника - это вообще было большое открытие :)

Мать моего товарища при позднем СССР работала в профкоме завода, у моего товарища всегда было что-то, чего небыло у остальных, а его семья также через связи добыла машину , новую ЗаЗ Таврия, до сих пор на ней ездят. Так вот этот момй товарищ и вырос в мире понтов, иерархий и статусов, связей, фирмЫ, и гламурного дискурса. Я, прожив несколько лет в Израиле, приехал назад в отпуск, и первое что этот друг мне сказал - гля, ты по заграницам живешь, а одеваешься как лох, я вот на встречу с тобой рубашку версачи специально одел, за триста баксов (дело на Донбассе, это было больше, чем он зарабатывал месяца за полтора-два).
То есть та система доступа к благам людей конкретно нравственно калечила.

Я думаю, тут еще смотря какая семья. Были среди "шишек" нормальные люди, а были и на самом низу люди, которые пытались выжать максимум понтов изи минимальной привилегии.
Тем более, что насколько я помню, "профсозная линия" из всех советских привидлегий, давала самые мелкие (по сравнению с "партийной" или тем более "особисткой"), разве что профосюзные путевки, пайки или шмотки. Я не удивляюсь, что "Таврия" оказалась потолком их мечтаний))

"Что мы мне - колхозный Иван?! Я - уборщица медпункта!" (с) старая советская народная шутка.

Вообще, я считаю главной "заслугой" советского строя - возвращение людей назад по цивилизационной лестнице в общество статусов.
При феодализме деньги имели посредственное значение, важнее был статус - дворянин ты или смерд, иерей или мещанин. Многие вещи без соответствующего статуса были недоступны ни за какие деньги.
Капитализм уравнял статусы, но все неравенство в обществе стало выражаться в денежной форме.
Социализм (в его советском и, особенно, северокорейском виде) фактически отменил деньги, но снова вернул статусы и касты (беспартийный, партийный, военный, особист, цековский функционер).

С другой стороны совесткая система косвенно стимулировала "социальный капитал". Деньги были ничто, "связи" - были все :)
Коммуникабельные люди, умеющие налаживать и поддерживать взаимовыгодные контакты в разных сферах могли иметь практически все, при этом не платя почти ничего))
Но что-то извращенное, мне кажется, в этом все-таки было :)

А во-вторых, то, как мало порой человеку надо для того, чтобы быть лояльным любому правящему режиму - каким бы жестоким и нелогичным это режим ни был бы! Всего лишь стабильный доход и доступ к дефицитным шоколадкам и колбасам из совминовского буфета, которых нет у окружающих - и этого уже может оказаться достаточно, чтобы человек в сердцах кричал: "Давите танками этих бунтарей!!!" Потому что любые перемены грозят разрушить эту его маленькую привилегию и привычный теплый мирок...
Ещё человеку для этого надо иметь соответствующий образ мышления: уважать власть, принципы «слабого ударь, к сильному притулись», «кто сильнее, тот и прав».

  • 1