Category: история

uroboros

Архетипы Героя и Короля

Размышляя над проблемами чередования напряжения и раслабления, я кажется увидел еще одну связь между архетипами Героя и Короля.

Эти оба  символа относятся к выраженно Мужским архетипам.
Но при этом Герой (он же Воин, он же Принц) - относитя скорее к юношеским образам, которым требуются подвиги и дальнейшее саморазвитие. Именно архетип Героя подразумевет под собой полное напряжение всех имеющихся сил и даже выход за их пределы (подвиг).
Архетип же Короля - это проявление зрелого мужчины. Он ассоциируется уже скорее с расслаблением ("почиванием" - на троне или на лаврах). Возможно, именно это расслабление может привести его в итоге к меланхолии (мифы о "бесплодном", раненом, скучающем или заболевшем Короле).

В любом случае, мне кажется, что на любом жиненном этапе у мужчины активизируется попеременно то Герой (требующий напряжения сил и изменений [свершений]), то Король (требущий расслабления, покоя и удержания имеющегося).

Задача Героя: завовевывать новые пространства и изменять имеющиеся.
Задача Короля: удерживать свое пространство, рационально им управлять и получать удовольствие от имеющегося.
uroboros

Больной или подлец

А ты пополнил сегодня Государеву казну?! ;)

В России даже алкоголизм носит тоталитарный оттенок. Я не раз слышал застольную поговорку - "Тот, кто не пьет - или больной, или подлец!" - но только недавно узнал ее историческую подоплеку.

Как известно, технология перегонки спирта пришла в Россию в 16 веке при Иване Грозном. И, разумеется, государство тут же присвоило себе монополию на винокуренный бизнес и наложило приличный налог на алкоголь. Времена тогда были стремные, опричнина внимательно следила: нет ли где какой крамолы. И потому публичный отказ пить вполне мог быть истолкован, как нелояльность и злостное нежелание пополнять государеву казну. Собственно, отсюда и поговорка.

А вот алкоголизм запорожских казаков имел прямо противоположный, свободолюбивый подтекст. В Речи Посполитой, разумеется, феодалы тоже накладывали лапу на прибыльный "веселящий" бизнес. В селах и местечках, не имеющих Магдебургского права, в 16-17 веке даже пиво варить могли только с разрешения местного феодала. А феодал, разумеется, хотел иметь с каждой выпитой кварты свой гешефт. В корчмах выпивка также была дорогой, так как корчмари платили приличную аренду.

Но там, за Днепровскими порогами, куда власть польских феодалов уже не распространялась, по  части выпивки царил полный, как бы сейчас сказали, "лигалайз". Потому запорожцы, поднимая каждую новую чарку дешевой неподакцизной горилки, праздновали в том числе и свою свободу от ненавистных магнатов-олигархов!
uroboros

Как пытали в послесталинском СССР

Originally posted by oleg_kozyrev at Как пытали в послесталинском СССР
Речь пойдет о пытках в отношении политзаключенных в годы хрущевской оттепели, в брежневско-андроповский застой.

Цитируется из книги политзаключенного, испытавшего часть пыток на себе. Чуть ниже расскажу, о ком речь. Еще раз повторюсь - цитируется по воспоминаниям человека, поэтому не удивляйтесь надписям "испробовано лично"

Итак, формы пыток в советской психиатрии в отношении здоровых людей - политзаключенных, которых направляли в спецбольницы из КГБ:

1. Избиение (уголовников охрана может забить сапогами до смерти, я такие случаи помню; политических – нет, их надо сломать, но представить живыми).

2. Привязывание жесткое (до онемения конечностей, до пролежней; в особенных случаях привязывают так, чтобы веревки впивались в тело до крови. В таком состоянии могут продержать неделю).

3. Сульфазин, или «сера» (везде был запрещен, кроме СССР). Одна инъекция, или сразу две – в разные точки, или даже четыре (в руку, ногу и под лопатки). Дикая боль в течение 2-3 дней, рука или нога просто отнимаются, жар до 40, жажда (и еще могут воды не дать). Проводится как «лечение» от алкоголизма или наркомании.

4. Бормашина. Привязывают к креслу и сверлят здоровый зуб, пока сверло не вонзается в челюсть Потом зуб пломбируют, чтобы не оставалось следов Любят удалять неубитый нерв. Все это делается профессиональным дантистом в зубоврачебном кабинете. «Санация полости рта». СПБ не имеют надзорной инстанции – жалобы не перешлют, а если переслать тайно – их все равно не примут ни в прокуратуре, ни в Верховном суде. Узник СПБ бесправен даже больше, чем зэк. С ним можно сделать все. Насколько мне удалось узнать, бормашина применяется редко и только в Казани (испробовано лично).

5. Газообразный кислород подкожно. Вводят его толстой иглой под кожу ноги или под лопатку. Ощущение такое, как будто сдирают кожу (газ отделяет ее от мышечной ткани). Возникает огромная опухоль, боль ослабевает в течение 2-3 дней. Потом опухоль рассасывается, и начинают сызнова. Применяют как лечение от «депрессии». Сейчас применяется к наркоманам как средство устрашения (чтобы боялись попасть в клинику). Вводят кислород 2-3 минуты, больше не выдерживают обе стороны (палачи глохнут от криков, жертва падает в обморок). Политзаключенным вводят кислород по 10-15 минут. (Испробовано лично, 10 сеансов.) 

6. Аминазин (очень болезненные инъекции, при этом вызывают цирроз печени, непреодолимое желание заснуть – а спать не дают – и губят память вплоть до амнезии).

7. Галоперидол (аналоги трифтазин и стелазин, но они слабее). Создают дикое внутреннее напряжение, вызывают депрессию (черное излучение Стругацких), человек не может заснуть, но постоянно хочет спать, не может ни сидеть, ни лежать, ни ходить, ни писать (судороги рук изменяют почерк до неузнаваемости, не дают вывести букву), ни читать, ни думать. Неделя ударных доз – и нейролептический шок. Несколько месяцев – и потеря рассудка гарантирована.

8. Инсулиновый шок с потерей сознания (уничтожает целые участки мозга, снижает интеллект, память тоже пропадает).

9. Электрошок. Убивает сразу двух зайцев: во-первых, это пытка током, а во-вторых, разрушается непоправимо мозг.

Человек, который прошел через часть этих пыток - Валерия Новодворская, она пишет в своей книге-воспоминании:

Одного пребывания в этих стенах – без книг, без научных занятий (библиотеки фактически нет), без нормальных собеседников (политические сидят в разных камерах) – хватило бы на скорую потерю рассудка. Я провела там год и была уже на пределе: еще бы полгода – и все. Могу только позавидовать стойкости Владимира Гершуни, который в два приема провел в таких застенках по 3-5 лет. Моих запасов прочности хватило бы на лагерь. Но на это я не была рассчитана .... Я знаю, что многие переносили это легче, но ... каждому подбирают индивидуально. Боюсь, что меня подвела здесь гордыня эгоиста-интеллигента (разум превыше всего! Моя личность не может быть принесена в жертву). Готовность к смерти и повышенная адаптация к любой физической боли не сочетались у меня с готовностью к отказу от разума при жизни.

Чтобы было понятно - эти врачи не осуждены до сих пор. По книгам некоторых из них до сих пор учатся психиатры. Ни имена санитаров, ни врачей-палачей не преданы гласности. Равно как и бережно хранится память работников спецслужб, направлявших совершенно здоровых людей в спецбольницы на искалечение.

Заметим и тот факт, что психиатрия довольно действенное орудие против оппонентов того советского режима. Ибо можно вступиться за диссидента. Но кто вступится за диссидента в психбольнице? "А вдруг он-она и правда того".

Помимо вопросов политзаключенных не менее важны и вопросы соблюдения прав собственно пациентов больниц. Насколько и какие методы, традиции советской психиатрии сохранены. Подумайте над этим.

Теперь оргвыводы.

Вы все еще считаете, что люстрации не нужны?

Люстрация - это доброе, позитивное действие, которое важно совершить в России. И ожидание люстрации надо забрать у советского периода диссидентов, пусть они отдохнут спокойно, - теперь это наше дело.  Требование люстрации должно стать разумным и широким требованием среднего класса. Класса созидательного, не революционного, но эволюционного. С варварами и учениками варваров надо поступить холодно, трезво и корректно - вывести из профессии одних, предать суду вторых, предать гласности преступления третьих и осудить их хотя бы правдой о том, что они делали. Ничего личного - просто необходимый элемент оздоровления страны и ее движения вперед.

Понятно, что незаинтересованные в люстрациях и их единомышленники будут кто гыгыкать, а кто мямлить "ну зачем ворошить прошлое" - это их проблема.

У здравого и разумного нет никаких проблем с правдой. Правда нам союзник.

Что скажете?

 

uroboros

Будильник Платона

В Вавилоне (или Египте — учёные не могут определить точно) в XVI веке до нашей эры была придумана клепсидра — водяные часы. Устройство клепсидры чрезвычайно просто — вода капала через отверстие, а на стекле по отметке можно было судить какой час. Великий Платон на основе клепсидры создал будильник — вытекающая вода сжимала воздух в нижней ёмкости в которой был предохранитель. При определённом давлении предохранитель откидывался и сжатый воздух устремлялся в фигуру флейтиста, проходя через флейту он вызывал резкий звук, который будил учеников Платона, призывая их на занятия.
uroboros

Не покидай! (1989)

Замечательный фильм из детства! Х/ф "Не покидай", снятый в 1989 году, отразил дух того времени. С одной стороны он продолжает линию сказок-притч, вроде "Обыкновенного чуда" или "Убить дракона", где в завуалированной форме высказывались проблемы конца советской эпохи, о которых тогда еще не решались говорить прямым текстом. С другой стороны этот мюзикл иллюстрирует суть происходящих в стране изменений.


Collapse )
uroboros

Истоки деспотизма в России...


О традиции деспотизма в России хотелось бы поговорить подробнее. Сразу скажу, тема для меня также очень интересная. Потому как, учитывая близость и, бесспорно, общее происхождение русского и украинского народов, на мой взгляд не менее важно понимать и изучать наши различия, так как в этом можно почерпнуть много важной информации для понимания нас самих и потенциальных возможностей, заложенных в нас. В каком-то смысле это похоже на эйнштейновский "эффект близнецов", которые при рождении были абсолютно одинаковыми, но потом один остается на Земле, а другой улетает в космос - и через какое-то время они уже совершенно разные даже по биологическому возрасту.

Если говорить именно о русском (а не о российском) народе, то мне кажется в нынешнем виде формировался ни в какой не в Азии, а в пределах московско-новгородских княжеств 13-15 веков. Последующее завоевание Казани, присоединене поволжских народов и потом Сибири, Кавказа, Средней Азии - это уже более позднее следствие - постепенное становление Империи. Период Империи, конечно, тоже важен, и тут, должен сказать, Россия мал очем отличалась от империи англо-саксов или испанцев, но его надо рамматривать отдельно. А вот именно "точкой бифуркации" (расхожденияна разные ветви развития) я считаю именно - монголо-татарское нашествие и последующие 200-300 лет.

Чтобы понять суть разделения, надо сначала понимать чтО именно разделилось. Во времена т.н. Киевской Руси существовала определенная этно-конфессиональная общность, которая определялась относительно общим языком, общим вероисповеданием и общим языком богослужения. Разумеется, вся эта общность была общностью с определенной натяжкой.

Этническая (кровная) общность упиралась все еще в племенной уклад. По большому счету, если бы мы спросили любого "гражданина Киевской Руси" - то он бы вообще очень сильно удивился слову "Киевская Русь", так как он чувствол свою принадледность к определенному городу (киянин, суздалец, новогородец) и племени (полянин, древлянин, углич), но не чувствовал за этим какой-то национальной общности, а тем более государства ("гражданства"). А если взять последние генетические иссделования (российских, кстати) ученых, то обнаружится очень близкое родство (практически, генетическое тождество) не только русский, украинцев и белорусов, но и... поляков. С той лишь разницей, что у поляков к тому времени была уже отдельная католическая вера и латинский язык богослужения. А у тех, кто считает себя русскими до 4-го колена (согласно условиям того же иссдедования) севернее Москвы уже встречается сильная примесь финно-угорских кровей - результат ассимиляции малых народой Русского Севера. Так что вопреки распространенной поговорке "поскреби русского..." найдешь там совсем не татарина, а - поляка или финно-угра :) Другими словами, генетическая близость простиратеся намного дальше "триединого" (по мнению некоторых историков) "русско-украинско-белорусского народа", в то время как в период феодальной раздробленности 11-14 веков, каждый человек больше чувствовал свою принадлежность к своему микро-региону (городу, племени, роду).

Отсюда же и обилие диалектов языка, как в европейской части России, так и в разных регионах Украины. По ним до сих пор можно изучасть древнюю карту обитания племенных групп. В то время как в Уфе и Казани русский язык уже практически чист и свободен от диалетов по причине того, что татары, башкиры и другие народы учились русскому языку "начисто", практически "с нуля".

Язык богослужения можно считать общим также с большой натяжкой. Дело в том, что в допечатную эпоху книги переписывались вручную и каждый переписчик где-то ошиблася и где-то вносил свои ошибки и интерпретации в написанное. В добавление надо сказать, что церковно-славянский язык был создан Свв.Кириллом и Мефодием на основе старо-болгарского языка и для Киевской Руси этот язык был понятным, но родным не был никогда. По мере переписывания это привело к формированию своих "диалектов" и в церковно-славянском языке тоже. В нем заметно отличаются "юго-западный" (применявшийся на территории Болгарии, Румынии и современной Украины) и "северо-восточный". В последствии вовремена Никоновской реформы богослужебные книги на территории Российской Империи были унифицированы, а используемый в них церковно-славянский язык сильно русифицирован. Для примера, недавно у меня была возможность сравнить репринтную копию текста Пересопницкого Евангелия 18 века и современное синодальное издание. И вот даже в первых двух-трех предложениях Нагорной проповеди в этих двух одинаковых книгах, вроде бы написанных на одном языке, обнаружилось порядка десятка различий.

Если говорить о конфессиональной общности, то кроме вышеупомянутых различий в богслужебном языке и книгах стоит упомянуть и уровень образования. Понятно, что после крещения Руси Киев стал центром Киевской митрополии Константинопольского патриархата и центром религиозной жизни. А чем дальше на Север, чем дальше от Греции, которая тогда была "кузницей кадров" и источником литературу, тем этот уровень был слабее. Эта существенная разница сохранилась вплоть до времен Переяславской Рады, о чем есть немало исторических свидетельств о том, как высоко ценились образованное духовенство из Киевской митрополии, и какие блесятие карьеры эти люди делали переезжая в Московское царство. Косвенным подтверждением этой разницы можна назвать также результаты Никоновского раскола. Когда из-за накопившихся ошибок в церковной литературе и обрадах пришлось провести "исправительную" реформу, которую не приняла часть прихожан и духовенства. Этот Раскол - очень тяжелый и болезенный в России - на Украине прошел практически незаметно. По причине близости первоисточников и хоршего развития образования здесь просто не нашлось столько ошибок требущих исправления, и столько сторонников "старого обряда". В общем то и самого понятия "старого обряда" на Украине не было. Впрочем, это уже несколько другая история.

Другими словами, если подытожить приведенные выше факты, то можно сделать вывод, что конгломерат племен проживавший на территории Руси до монголо-татарского нашествия имел определенную общность (часто протиравшуюся далеко за пределы самой Руси), но фактически находился в состоянии глубокой раздробленности и этой общности прктически не ощущал.

С приходом монго-татар началось уже физическое и государственное разделение этой общности. Самые богатые и развитые южные земли от Чернигова и Киева до Галича были выжжены дотла и разграблены, а наслеление скоратилось примерно в десять раз. Степень разрешения была такая, что татары потеряли инетерес к этим землям уже в первые десятилетия после нашествия. По сути собирать дань здесь было уже пратически нечего и не с кого. В то время как северные земли Владимиро-Суздальского, Московского, Новгородского и др.княжеств потерпели значительно меньшие разрушения и как более ботагые "данники" были фактически включены в Золотую Орду на правах вассалитета.

Вот здесь, собственно, и начинаются две совершенно разные истории. Жители территории Украины на протяжении 14-15 веков были вынеждены жить на самом краю Дикого Поля в постоянном страхе набегов и в постоянных стычках с кочевниками. При этом хотя они и вошли сначала в состав Книжества Литовского, а затем Речи Посполитой, но все время были на периферии, потому влияние государственных институтов на эти земли было ослаблено на протяжении очень длительного времени (фактически до Екатерины Великой). С другой строны, несомтря на близость азиатсиких культур (татарской и турецкой), эти земли никогда не встраивались в восточные институты и государства. Напротив, становление менталитета народа шло на освнове постоянного протистояния с "бусурманами". И все заимствования из восточных культур (как то курение, ношение элементов одежды, оружия, слова языка) шли в основном путем военных трофеев, а не торговли или тем более совместной деятельности. Редкие моменты кооперации носили чисто ситуативный характер, и заключались, как правило, в совместных военных походах с татарами против общего врага. После похода и дележа добычи такое сотрудничество обычно заканчивалось. Впрочем были нередки случая, когда не сойдясь в инетерсах оно заканчивалось и прямо в походе. Таким образом формировался менталитет "казака" - не признающего над собой верховной власти, рискованого, несколько анархичного, хитрого дипломата и отважного вояки. Само слово "казак" переводится с тюркского как "свободный человек". Таким образов из всех ценностей здесь на главное место выдвинулась свобода.

Даже, если влияние "центров власти"(сначала Великого Княжества Литовского, а затем Речи Посполитой) и оказывали влияние на земли Украины, то это было качественно иное влияние. Фактически Речь Посполита (само слова "Речь Пополили" - это польская транслитерация латинского слова "Республика") была одной из первых в Европе конфедераций и конституционной монархией. Где уже был представительский орган и прообраз парламента - Сейм, король не имел права наследства и избирался Сеймом, а его власть была закондательно органичена "статьями" (прообразом конституции), нарушив которые король вполне мог лишиться лояльности своих подчиненных. Местное самоуправление в крупных городах Украины регулировалось Магдебургским правом - общим тогда для всей Европы.

Совершенно иную историю мы видим на территории Московского Царства. Разумеется в 13-15 веках никакого царства тогда еще не было. Вначале это было такое же раздробенное скопление княжеств, конкурироварвших между собой. Просто, если раньше из объединял вассалитет Великому Князю Киевскому (и то часто чисто номинальный, с войнами походами друг на друга), то теперь из объядиняла необходимость платить дань золотоордынскому хану и необходимость подтверждать ему свою приверженность, чтобы получить разрешение на дальнейшее кнажение - ярлык. Изменилась и суть конкуренции: теперь основным мотивом было выслужиться перед ханом и при этом очернить и "подставить" своих конкурентов. Надо отдать должное "эффективным менеджерам" из Золотой Орды - во внутренние дела они практически не лезли. Их главной задачей было вовремя получать дань, и только в случая явного неповиновения "на усмирение" выдвигалось многочисленное ордынское войско. В остальное время всю "грязную работу" по сбору дани выполняли сами местные князья и их подручные. Постепенно в ходе этой внутренней конкуренции, самое молодое и поначалу слабое Московское княжество смогло (в первую очередь умом и хитростью Ивана Калиты) сначала задавить основных конкурентов, а затем выбиться в лидеры и объединить земли уже вокруг себя. Вся история "собирания земель" вокруг Москвы по сути сводилась к коварным "аппаратным играм", где програвшим доставалась "взбучка от начальства" (то есть от ордынского хана и как правило с летальным исходом), а победитель получал так же контроль над землями конкурента и "финансовые потоки" дани текли уже через его руки.

Фактически можно сказать, что земли, позднее сформировавшие Московское Царство, и их правители - встроились в золотоордынскую "бюрократическую машину". Ее правила были предельно просты: будь лояльным хану, собирай дань с народа сколько сможешь, отдавай хану сколько должно, все что осталось - твое! Не правда ли, очень напоминает своременную "коррупционную вертикаль" с "отстегиванием наверх" в обмен на покровительство. Фактически, можно говорить о том, что 200 лет иго было по сути совсем не монголо-татарским (татар в это время в Московии видели все реже и реже). Де факто - это иго было игом СОБСТВЕННЫХ РУССКИХ князей, перенявших у Золотой Орды восточные деспотические методы управления государством. Кроме государственных устоев меняются по азиатскому образцу и хозяйственные, и организационные. Если в Киевской Руси подчинение и "вассалитет" были схожи с еврпейскими. Вассал был связан клятвой верности до смерти своего сюзерена. А имущество вассала уважалось его господином ("вассал моего вассала немой вассал"). То восточные традиции здесь привносят практику "вручения себя" (то есть безграничной власти правителя и его наследников над подчиненным, его родными на наследниками и собственностью на вечные времена). Именно здесь, на мой взгляд, надо искать зарождение той самой деспотической государственной машины, впитавшей в себя образцы и методы азиатских тираний, которая раз ра разом возрождаетися в России после каждой попытки реформирования. Золотая Орда со временем ослабела и развалилась. Даже если бы не было Куликовской битвы, Орда все равно зачахла бы еще лет через 30-50.

Другим серьезным последствием монголо-татарского ига для Московии - это изоляция от Запада. Если Киевская Русь была открытой во все стороны, лежала на пересечении торговых путей с Севера на Юг и с Востока на Запад, принимала у себя гостей и купцов из разных стран, Ярослав Мудрый отдавал своих дочек за европейских монархов, то теперь эти связи прерываются. Московия, отделенная от Запада обширными лесными просторами, отрезанная с юга кочевниками и подчиненная пугающим татарам кажется опасной и далекой европейцам, да и сама, будучи частью восточной золотоордынской годубарственной машины не особенно интересуется Западом. Постепенно формируется характерная психология "московского изоляционизма", в которой Москва считается Пупом Земли, а все что за предеами Московии - страшным и пугающим, населенным монстрами и "людьми с песьими головами" (что было заметно даже во времена Грибоедова). Этот страх перед внешим миром потом еще много раз аукнется в российско истории - начиная от дожившего до 1918 года юлианского календаря и более широкой ЖД-колеи и заканчивая уже советским "железным занавесом".

Так или иначе, то что мы называем "монголо-татарское иго" закончилось, а карательная машина и традиции государственного управления остались. Остались и были с лихвой использованы правителями Московии для укрепления собственной власти на своих и постепенно инкорпориремых соседних землях от Польши до Аляски. Эта машина была не просто творением и игрушкой князей. Она состояла из многих тысяч "винтиков" - чиновников, работавших в ней, крутивших ее колесики и самих питавшихся за ее счет. И эта машина возрождалась впоследствии после любой попытки реформировать в первозданном (после Годунова, Лжедмитрия, Александра Освободителя или Столыпина) или в модернизированном виде (после Петра, Екатерины, Ленина-Сталина). Победить ее довольно трудно потому, что она не зависит только от имени правителя, она проросла своими инетерсами в целую прослойку общества, вошла в саму плоть народа, его традиции. И все попытки ее уничтожить, реформировать, "демократизировать" приводят к очередному "смутному времени" и порождают в народе ощущение недоверия, неуверенности и тоски по "сильной руке", которые незменно заканчиваются воцарением очередного тирана.